Фауна суши пермского периода. Членистоногие

Миром членистоногих называют обычно предыдущий пермскому каменноугольный период. Но и в перми членистоногие были не менее, а то и более разнообразны, хотя и были они, конечно, уже другими. Ушли в небытие гигантские многоножки - артроплевры, ползающие в полутьме влажных карбоновых лесов, да и леса те из-за изрядной аридизации (иссушения) пермского климата изрядно поредели. Стрекозообразные гигантские меганевры изрядно измельчали и вообще находились на грани вымирания.

В принципе, все "древние" карбоновые отряды насекомых и многоножек в пермском периоде чувствовали себя не очень-то и уютно. Многоножки стали небольшими и практически полностью ушли в лесную подстилку. Из всех многочисленных представителей надкласса к концу пермского периода уцелели только представители современных классов губоногих, двупарноногих, симфил и пауропод, да и те чуть было полностью не исчезли в результате Великого вымирания.

Потихонечку теряли своё видовое разнообразие, места обитания и общее количество особей владыки карбонового неба - древнекрылые насекомые (те, которые не могут складывать свои крылья над брюшком). Они всё больше и больше уступали небо новой ветви летающих насекомых - новокрылым. Последние появились ещё в карбоне, но именно в перми начался их эволюционный взлёт. Практически все современные отряды насекомых известны как раз из пермского периода. Исключение: самые высокоразвитые из современных насекомых - перепончатокрылые, чья эволюция неразрывно связана с эволюцией покрытосеменных растений, а это уже меловой период.

На поверхности суши для "древних" отрядов насекомых тоже было все кисло. Появившиеся именно в пермском периоде хищные жуки, использующие крылья только для кратковременных перелётов по делам, изрядно проредили, что древних изначально бескрылых насекомых, что вторично потерявших крылья древнекрылых. Немалую помощь им оказали и тараканообразные, ещё в конце карбона отказавшиеся от крыльев и в течении перми упорно эволюционирующих во что-то коллективное, уверенно перерабатывающее даже целлюлозу. В пермском периоде не получилось, но об этом ниже.

Неплохо себя чувствовали на пермской суше и представители другой ветви членистоногих - паукообразные. Клещи, так же как и сейчас, зарывались в лесную подстилку и паразитировали на растениях. Скорпионы, внешне и внутренне не отличавшиеся от современных, осваивали пустынные пространства, благо их было на просторах Пангеи более чем хватало. Вот только пауки были ещё неумелые. Паутину-то они плести уже могли, но использовали её не для поимки добычи, а для передвижения и для укрытия и маскировки кладки яиц.

В общем, пермский период был одновременно и временем эволюционной конкуренции, и временем расцвета членистоногих суши. Всё чуть было не испортило (как, в принципе, и для всех!) Великое пермско-триасовое вымирание. Даже для терапсид - истинных владык суши пермского периода в крупном размерном классе, оно обошлось легче, чем для насекомых. Те чуть было просто не исчезли как класс. Единицы выживших в триасе начинали всё заново, да и то окончательно восстановились только к концу юрского периода. Правда, в меловом начался новый расцвет насекомых, но это будет уже совсем другая сказка.