Самые известные случаи самосуда в СССР и России

Судебный процесс в селе Терекли-Мектеб (Дагестан) обернулся кровавым самосудом, поводом для которого стал приговор сыну бывшего прокурора Кизляра Владимиру Григорьянцу.

Ногайский районный суд приговорил Григорьянца к 1,5 года ограничения свободы за то, что тот насмерть сбил на мопеде 14-летнего подростка в мае 2023 года. Отец погибшего посчитал приговор слишком мягким: он дождался, когда Григорьянц и его адвокат Сергей Осипов выйдут на улицу, а затем расстрелял их из пистолета. История знает немало случаев, когда люди расправлялись с преступниками, не дожидаясь вердикта суда. Иногда из-за недоверия к суду, а иногда из-за спонтанной вспышки праведного гнева и желания восстановить справедливость здесь и сейчас. Примеры самосудов, причём весьма резонансные, были как в СССР, так и в России. Подробнее о них — в материале «Ленты.ру».

Кадр: телесериал «Ветеран»

1957 год. Расправа в Сталинграде

Июль 1957 года, Сталинград. Бывший руководитель городской системы противовоздушной обороны (ПВО) по фамилии Шиянов застрелил в своём саду подростка, пробравшегося туда, чтобы чем-нибудь поживиться. Шиянова арестовали и отправили под суд, но в итоге он получил всего один год лишения свободы.

Это так возмутило родственников застреленного подростка, что их пришлось вывести из зала суда. Но те не пошли по домам, а решили собирать у здания людей и спустя несколько часов на их призыв откликнулись примерно тысяча человек. Вскоре в окна суда полетели камни, а все попытки милиционеров, прокурора и прибывшего секретаря райкома вразумить людей ни к чему не привели.

Сталинград, 1960 год

Фото: Курунин С. / ТАСС

Тогда конвой получил приказ не выводить Шиянова из здания, но было уже поздно. Вечером, прорвав оцепление, толпа ворвалась в суд. Перепуганные конвоиры разбежались, а Шиянов в поисках спасения выпрыгнул в окно и бросился бежать. Впрочем, далеко уйти ему не удалось.

Около двухсот человек забили его камнями до смерти. Затем неустановленные лица отволокли тело Шиянова на пустырь и сожгли на костре — из милицейского доклада

Ответственность за произошедшее никто не понес: уголовное дело, возбужденное в отношении «неустановленных лиц», вскоре было закрыто.

1967 год. Осажденный суд

Весна 1967 года, город Слуцк (Белорусская ССР). В пьяной драке 28-летний заведующий отделом культуры Слуцкого горисполкома Геннадий Гапанович вместе с товарищем избили каменщика Александра Николаевского. Каменщик страдал язвой желудка: от ударов в живот у него открылось кровотечение, и в тот же день его не стало.

Расправа чиновника над простым рабочим возмутила жителей Слуцка, которые потребовали сурово наказать виновных. На слушаниях хотели присутствовать многие, но зал вмещал лишь около 70 человек, поэтому у здания суда собралась толпа, которая насчитывала около полутора тысяч человек.

В какой-то момент поползли слухи, что власти решили «отмазать» Гапановича — гнев толпы стал расти. Вначале собравшиеся скандировали «Выдайте нам душегуба!» — но реакции не было, и процесс шел дальше. Точка кипения была достигнута в октябре 1967 года: в здание суда полетели палки из заборов и булыжники, которыми была вымощена мостовая.

Источником новых «снарядов» — картофеля и свеклы — также стал проезжавший мимо грузовик. Прибывшие на место сотрудники правоохранительных органов применили слезоточивый газ, что позволило незаметно вывезти обвиняемых на автозаке. Но толпа не заметила этого — вскоре рабочие Николай Гринюк и Иван Попов подожгли здание суда.

Старший лейтенант Станислав Татур, погибший в ходе беспорядков у здания суда в Слуцке

Фото: Слуцкий районный исполнительный комитет

Через некоторое время со второго этажа, охваченного огнем, выпрыгнул старлей Станислав Татур. Толпа приняла его за одного из подсудимых и забила до смерти. Судья Галина Попова в дыму не смогла выбраться из здания и сгорела заживо. Лишь когда от суда осталось одно пепелище, люди постепенно стали расходиться.

По итогам расследования произошедшего рабочие Гринюк и Попов были приговорены к высшей мере наказания. Ещё 15 участников беспорядков получили сроки от 7 до 15 лет лишения свободы. А экс-чиновник Гапанович, главный виновник произошедшего, получил восемь лет на зоне — максимальный срок за вмененное ему хулиганство.

1994 год. Забайкальское аутодафе

8 июля 1994 года, посёлок Итака (Забайкалье). Местные жители занялись поисками пропавшего четырёхлетнего мальчика Вити Сазыкина. В какой-то момент один из них заметил детские следы, которые вели к дому 31-летней Татьяны Малыгиной, больной шизофренией. Вскоре около её дома собралось около ста человек.

От толпы в дом отправились четверо, включая главу местной администрации Наталью Евдокимову и бывшего милиционера Петра Финогенова. Начался обыск, в ходе которого Финогенов нашел в подполе тело Вити Сазыкина, спрятанное в мешке из-под сахара. Малыгина сказала, что ребёнка в дом привёл её 17-летний сожитель, алкоголик Сергей Плотников.

Фото: Владимир Матвиевский / ТАСС

Позже выяснилось, что именно он держал мальчика пока Татьяна неистово била его ножом — позже эксперты насчитали на теле ребёнка около 53 колото-резаных ранений. На свою беду Малыгина и Плотников зачем-то вышли из дома. И когда собравшиеся односельчане узнали о судьбе маленького Вити, они набросились на пару.

Полуживых Малыгину и Плотникова спас подоспевший из райцентра милиционер Сергей Шовконляс: он отбил их у толпы и затолкал в дом. В это время мешок с телом мальчика ненадолго остался без присмотра: кому-то в толпе показалось, что ребёнок пошевелился, и он решил заглянуть внутрь.

Вид истерзанного тела ребёнка со связанными руками и кляпом во рту привёл жителей Итаки в дикую ярость

Милиционер Шовконляс был бессилен: толпа во главе с отцом мальчика Александром Сазыкиным приказала стражу порядка не вмешиваться, облила дом Малыгиной бензином и подожгла.

По некоторым данным, преступники даже не пытались выбраться из огня, понимая, что за пределами дома их ждёт худшая участь. Суд закрыл дело о расправе над Витей Сазоновым из-за смерти подозреваемых не стало. А расследование обстоятельств гибели Малыгиной и Плотникова было прекращено «из-за невозможности установить виновных».

2003 год. Уральские мстители

Ночь на 7 ноября 2003 года. Село Краснополье (Свердловская область). Двое местных хулиганов, 17-летний Роман Седень и 18-летний Станислав Уткин, решили забраться в здание детского сада. Идти на дело им было не впервой: ранее их уже подозревали в дачных кражах и даже надругательстве над двумя пожилыми селянками, но доказать ничего не удалось.

Однако воры не знали, что в здании детсада в тот день дежурил молодой сторож — 21-летний Сергей Шешуков, недавно вернувшийся из Чечни. Он попытался дать отпор злоумышленникам, но в итоге получил удар ножом в спину от Уткина. Спастись ему не удалось. А разбойники, забрав все ценное, поспешили покинуть Краснополье и залечь на дно в уральских лесах.

Село Краснополье (Свердловская область)

Кадр: PyerAnimacion / YouTube

Правда, Уткин и Седень не знали, что бояться им нужно отнюдь не правоохранительных органов. Отчим Шешукова, Николай Суздалев, попросил жителей села помочь ему наказать преступников. Их выследили в тот момент, когда они ночью прокрались в Краснополье за едой. Шестеро линчевателей отвели Уткина и Седеня в гараж местной пилорамы.

Напрасно те молили о пощаде: Уткина заставили несколько раз ударить ножом своего подельника, а затем дали ему веревку и заставили свести счеты с жизнью. Затем линчеватели добили ещё живого Седеня и разошлись. По решению суда они получили от 3,5 до восьми лет колонии, а Суздалев, как подстрекатель, провел девять месяцев в СИЗО, но избежал зоны.

2003 год. Ставропольский стрелок

23 июля 1994 года, Ставропольский край. 19-летняя наркозависимая Наталья, дочь 43-летнего пасечника Александра Тарана из села Александровское, попала в больницу и вскоре скончалась после очередного укола. Этот укол сделал врач, страдавший алкоголизмом, — и именно его безутешный Таран обвинил в том, что его дочери не стало.

Однако суд оправдал медика. А семь лет спустя пасечник лишился ещё и сына — роковой для 24-летнего Владимира стала драка на дискотеке. Подозреваемого в расправе, некого Мурата Ижаева, задержали, но вскоре отпустили. Поговаривали, что свою роль в этом мог сыграть его богатый дядя, бизнесмен Магомед Эркенов.

Александр Таран

Кадр: телепередача «Честный детектив»

И тогда Александр Таран решил устроить самосуд: на черном рынке в Моздоке (Северная Осетия) он купил два автомата Калашникова с патронами и в ночь на 1 января 2003 года обстрелял дом Эркенова. Тогда никто не пострадал — но Таран не не успокоился.

23 мая он подкараулил Эркенова у его дома и выпустил в него автоматную очередь: восемь пулевых ранений стали для коммерсанта роковыми. В сентябре того же 2003 года Таран совершил покушение на Владимира Гресева, бывшего главврача больницы, где не стало дочери пасечника.

Пострадавший выжил, но стал инвалидом — он ушел из жизни пять лет спустя

Затем от пуль Тарана не стало старшего оперуполномоченного Олега Танчика и главы криминальной милиции Александровского ОВД Владимира Штана — стрелок винил их в том, что подозреваемый в расправе над его сыном избежал наказания.

Тарана задержали лишь после того, как в лесу случайно нашелся один из его автоматов с глушителем, который пасечник заказал в одной из местных мастерских якобы как приспособление для газовой горелки. Нашли на оружии и следы Александра. В мае 2009 года присяжные оправдали его, но Верховный суд отклонил этот вердикт. В итоге Таран получил 23 года колонии.

2007 год. Пули за сына

1997 год, Чебоксары (Чувашия). Местный житель Станислав Харин узнал из газеты, что его соседка Раиса Семенова продает шубу, — и решил заглянуть к ней домой вместе с двумя приятелями. Но там они застали только Женю, сына Раисы.

Жене предложили «загнать» [продать — прим. «Ленты.ру»] шубу, а на деньги погулять в компании, развлечься. Он отказался. Тогда с ним расправились методично и жестоко. Один держал за руки, второй душил шнуром, а третий [Харин] бил ножом — Александр Толстов, в 1990-х годах — старший помощник прокурора города Чебоксары

Суд приговорил Харина к 9,5 года лишения свободы, но семь лет спустя он освободился условно-досрочно. С преступником, который лишил жизни её сына, Раиса Семенова увиделась на судебном заседании, в ходе которого Харина обязали выплатить женщине компенсацию морального ущерба в 55 тысяч рублей.

Раиса Семенова

Кадр: «Первый канал»

Но когда тот заявил, что у него нет денег и ничего платить он не будет, для Семеновой это стало последней каплей. Она купила на местном рынке газовый пистолет с самодельным глушителем, переделанный под боевой, а потом долго следила за Хариным. 7 мая 2007 года она прошла за ним до гаража и выпустила в него две пули, ставшие летальными.

Когда домой к Семеновой пришли милиционеры, она сразу во всем призналась и заявила, что ни капли не раскаивается в содеянном. Калининский районный суд приговорил её к восьми годам и трем месяцам лишения свободы.

2008 год. Смертельный нокаут

Новогодняя ночь на 1 января 2008 года, Санкт-Петербург. Боксёр Александр Кузнецов отмечал праздник вместе со своей гражданской женой Галиной и её восьмилетним сыном Мишей. Уже после боя курантов Миша выбежал на улицу посмотреть на фейерверки. Его отчим немного замешкался, а когда вышел во двор, мальчика нигде не было.

Кузнецов поискал ребёнка некоторое время, а затем отправился домой, решив, что они разминулись. Но на лестничной клетке он, по его собственным словам, в ужасе увидел, что Мишу пытается изнасиловать 20-летний уроженец Узбекистана Бахтишод Хайриллаев. В состоянии аффекта боксёр набросился на гастарбайтера и нанес ему удары, ставшие летальными.

Боксёр Александр Кузнецов (слева)

Фото: Вадим Жернов / ТАСС

Оставив Хайриллаева, который не подавал признаков жизни, Кузнецов вызвал милицию и скорую помощь. И хотя Александр был ранее судим за разбой и хранение наркотиков, многие жители Санкт-Петербурга заняли его сторону.

В итоге следствию не удалось доказать сам факт попытки изнасилования ребёнка Хайриллаевым, но боксёр Кузнецов по решению суда получил всего 2,5 года колонии из 15 возможных по части 4 статьи 111 («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего») УК РФ.


Бессменный главный редактор, в незапамятные времена работал в издании РБК