Очерки о Тридцатилетней войне. Часть 23-я. Первая битва при Нёрдлингене: разящий удар братьев-Габсбургов

Продолжение. Предыдущую публикацию можно прочесть ЗДЕСЬ

После убийства Альбрехта фон Валленштейна, сформированную им армию, а также все остальные войска Священной Римской империи возглавил сын, наследник и тёзка Фердинанда II – Фердинанд, король Чехии и Венгрии, эрцгерцог австрийский. Поскольку на данном этапе повествования главных героев с именем Фердинанд будет несколько, чтобы не путать читателей и не утомлять повторами длительных и многочисленных регалий каждого из персонажей, чешско-венгерского монарха и наследника имперского трона будем именовать Фердинанд Фердинадович или Фердинанд-младший.

Император в конце апреля 1634 года пожаловал сыну-наследнику чин фельдмаршала и должность главнокомандующего. Чтобы не искушать властью Фердинанда-младшего, отец не стал возводить его в высший воинский ранг генералиссимуса, а также наделять широчайшими полномочиями, которые совсем недавно имел фон Валленштейн.

Фердинанд Фердинадович, дожив до 26-летнего возраста, ни разу не был в бою, походе или на войне, то есть не имели никакого полководческого опыта. В связи с этим его заместителями были назначены самые опытные и проверенные в деле военачальники – графы Маттиас Галлас и Оттавио Пикколомини. Оба они получили чин генерал-лейтенанта (заместителя главнокомандующего).

Перед тем, как пасть от рук наёмных убийц, Альбрехт фон Валленштейн в ходе осенней кампании предыдущего – 1633 года добился существенных успехов на полях сражений. Ему удалось вытеснить шведские войска и союзные им немецкие контингенты из Силезии, перенеся боевые действия на территорию Саксонии и Бранденбурга. Логично было ожидать от нового главнокомандующего войсками Священной Римской империи, его опытных заместителей, советников и штабистов продолжения наступательных действий в направлении Дрездена или Берлина.

Однако Фердинанд Фердинадович рассудил иначе. Он принял решение оказать посильную помощь Максимилиану I. Часть баварских владений до сих пор была оккупирована шведами. Фердинанд-младший не сомневался в том, что после того как он очистит от шведов Баварию, войско Максимилиана I примкнёт к имперской армии, а сам герцог окажется на вторых ролях в качестве послушного помощника-исполнителя.

Освобождение баварских территорий имперский главком, не размениваясь на мелочи, начал с осады Регенсбурга. Этот город, в котором в последние годы собирался рейхстаг, был захвачен Бернгардом Саксен-Веймарским в середине ноября 1633 года. Маттиас Галлас обещал предоставить в распоряжение Фердинанда Фердинадовича 40-тысячную армию, но с трудом собрал 25 000 человек. Впрочем, и этих сил оказалось более чем достаточно для полноценной осады Регенсбурга, гарнизон которого насчитывал менее 2000 бойцов.

Полная блокада, осада и артиллерийский обстрел Регенсбурга начались в начале июня 1634 года. Когда под стены города прибыли 16-тысячное баварское войско, которое возглавлял фельдмаршал Иоганн фон Альдринген, положение осажденных стало безнадёжным. Шведское войско, которое от богемских границ вели на выручку Регенсбурга генерал-лейтенанты Саксен-Веймарский и Горн, двигалось гораздо медленнее, чем из Северной Италии маршировала к берегам Дуная испанская армия численностью в 19 000 человек.

Испанская корона, занятая длительной войной против Голландии и изнуряющим противостоянием с Англией на морских просторах, до этого момента оказывала Священной Римской империи и странам-участницам Католической лиги морально-материальную поддержку. Теперь, когда Густава II Адольфа не стало, а Хайльброннская лига переживала кризис, испанский король Филипп IV впервые оказал близкородственному дому австрийских Габсбургов реальную и ощутимую военную помощь.

Несмотря на изначальное тотальное неравенство наличных сил и артиллерии, полковник Крагге – командир регенсбургского гарнизона грамотно, уверено и дерзко руководил обороной, личным примером мужества, отваги и решимости воодушевляя своих подчиненных. Практически через ночь осажденные устраивали смелые и неожиданные вылазки, нанося ощутимый урон католикам. В ходе одной из таких ночных вылазок Крагге и его бойцы перебили 400 баварских солдат.

Максимилиан Баварский, обещавший взять Регенсбург за несколько дней, был в бешенстве, угрожая строптивым горожанам устроить второй Магдебург. Осажденная твердыня капитулировала лишь 25 июля после семи недель осады, но только после того, как в арсенале полностью закончился порох, а городских амбарах – зерно. Бравый полковник Крагге благодаря своему мужеству и упорству вытребовал право покинуть Регенсбург со своими воинами при оружии и знамёнах.

Захват Регенсбурга стал громким и долгожданным успехом Фердинанда Фердинадовича, который, пусть и с оговорками, но доказал свою «профпригодность» для дальнейшего пребывания в должности главнокомандующего, разумеется, при постоянной помощи и кураторстве своих заместителей и военных советников.

Однако для закрепления достигнутого выгодного стратегического положения и полноты предыдущей победы имперским и баварским войскам требовалось отвоевать у шведов два баварских город Донаувёрт и Нёрдлинген – крепость, расположенную на границе между Баварией и Вюртембергом.

Донаувёрт сопротивлялся недолго, а вот Нёрдлинген пришлось осаждать по всем канонам тогдашней фортификационной науки. Полноценная осада началась 23 августа. Прошла всего неделя, и имперское войско получило мощное усиление. К стенам Нёрдлингена прибыла из Милана испанская армия (17 500 человек при 20 орудиях), которую лично возглавлял Фердинанд Австрийский.

Этот 25-летний знатный представитель испанской ветви Габсбургов приходился младшим братом испанскому королю Филиппу IV, а также был обладателем нескольких высочайших титулов, должностей и регалий. Фердинанд Австрийский вошёл в историю, как кардинал-инфант Испании, вице-король штатгальтер Нидерландов, вице-король Каталонии, губернатор Милана, епископ Толедо. Кроме того, он на протяжении последних пяти лет занимал должность командующего испанскими войсками в Испании и Нидерландах.

Кардинал-инфант Испании приходился кузеном Фердинанду Фердинандовичу и соответственно доводился родным племянником императору Фердинанду II. Чтобы Фердинанда Австрийского отличать от двоюродного брата и дяди, будем именовать его на испанский манер – Фернандо.

После прибытия испанцев объединенные силы братьев-Габсбургов возросли до 40 000 человек. Казалось, что теперь судьба Нёрдлингена предрешена окончательно. Дело в том, что утомленные маршами, а также долгими переходами через земли, уже опустошенные в предыдущие кампании, и охваченные эпидемиями различных заразных болезней, шведские войска насчитывали 25 000 солдат и офицеров.

В район Нёрдлингена шведы и союзные им немецкие контингенты прибыли 4 сентября. Весь следующий день командующие – Бернгард Саксен-Веймарский и Густав Горн провели в жарких спорах и дебатах относительно дальнейшей тактики. Опытный Горн настаивал на позиционно-оборонительных действиях, а герцог Саксен-Веймарский считал, что необходимо ближайшие дни разорвать блокадное кольцо, предприняв решительное наступление.

Думается, что читателям будет небезынтересна развёрнутая характеристика веймарского герцога, состоявшего на службе шведской короне. «Характер Бернхарда малоизвестен. Судя по его запискам и действиям, нельзя сказать, что это была обаятельная личность. Он был скорее человеком жестким и грубым. "Imperare sibi maximum imperium est"[1] – эти банальные слова он начертал на рукописной книге, достойной саксонца.

Считается, что Бернхард Саксен-Веймарский отличался редким самообладанием, выдержкой, целомудрием, необычайной смелостью и набожностью. Однако лицо его, представленное на гравюрах, непривлекательно: низкий лоб, тяжелый, тусклый взгляд, неприятный эгоистичный рот. "Превосходный командующий, – писал о нем Ришелье, – но настолько поглощен самим собой, что в нем никогда нельзя быть уверенным"»[2].

К данному комментарию можно ещё добавить, что трудная победа в битве при Лютцене вскружила голову Бернгарду Саксен-Веймарскому. В связи с гибелью Густава II Адольфа чрезмерно преувеличенная доля лавров победителя досталась герцогу, который на правах заместителя короля командовал шведской армией на заключительном этапе сражения.

После захвата Регенсбурга полководческая слава и авторитет Бернгарда возросли. Он вытребовал у Акселя Оксеншерны для себя в качестве наследного владения Франконию. Таким образом, не владетельный герцог Саксен-Веймарский стал полноправным герцогом Франконским. Но одной лишь перемены статуса показалось Бернгарду недостаточным. Теперь он открыто добивался ранга генералиссимуса, то есть статуса фактически единоличного главнокомандующего протестантскими силами. Очередная громкая победа могла вполне воплотить в реальность амбициозные замыслы герцога.

В конце концов, именно точка зрения Бернгарда Саксен-Веймарского возобладала среди других шведских генералов и штабных офицеров. На рассвете 6 сентября 1634 года шведское войско, развернув боевые порядки, начало наступление на позиции католического войска, расквартированного у южных окраин Нёрдлингена.

Точная численность противостоящих сторон не известна до сих пор. Наибольшую оценку сил приводит известный немецкий военный историк Ганс Дельбрюк. По его данным испано-имперские войска насчитывали 40 000 человек, а шведско-протестантская армия в строю имела 25 000 активных бойцов (16 000 пехотинцев и 9000 всадников)[3]. Военные американские историки Р. Э. Дюпюи и Т. Н. Дюпюи оценивают имперские силы в 35 000 человек, а шведские – в 25 000[4].

Современный испанский журналист и специалист по военной истории Фернандо Мартинес Лаинес на основе архивных документов и первоисточников приходит к выводу, что братья-Габсбурги, оставив под стенами Нёрдлингена пятитысячный заслон, задействовали в сражении 30 000 человек (20 000 пехотинцев и 10 000 кавалеристов) при 32 орудиях.

При этом собственно испанский контингент насчитывал 17 500 человек (14 000 пехотинцев, 3000 кавалеристов и 300 конных аркебузиров). Состав армии инфанта Фернандо был поистине интернациональным, помимо испанцев, в ней числились четыре неаполитанских пехотных полка, три ломбардских и два немецких. Шведские силы Лаинес оценивает в 25 600 человек (16 300 пехотинцев и артиллеристов и 9300 всадников) при 54 пушках[5].

Католические войска успели занять позиции на вершинах холмов, протянувшихся вдоль ручья Гольдбах, что протекал примерно в 5 км к югу от Регенсбурга. Левый фланг опирался на возвышенность Альбух, на которой была установлена артиллерийская батарея из 10 орудий, а также размещена испанская терция. Первую линию обороны левого крыла составляли итальянские и немецкие пехотные полки.

Позади них разместилась кавалерия на крайней левой оконечности стояла лёгкая хорватская конница, далее находились испанские всадники под началом маркиза де Лорены. Позади Альбуха встали кирасирские и рейтарские эскадроны, возглавляемые генерал-лейтенантом Оттавио Пикколомини. Общее руководство всем левым флангом осуществлял генерал-лейтенант Маттиас Галлас.

В центре габсбургских позиций находилась возвышенность Гафельберг и деревня Эдерхайм. Оба эти объекта обороняли лучшие итальянские и испанские пехотинцы, которыми командовал инфант Фернандо. На правом фланге также господствовали высоты, на которых разместились лучшие имперские силы, возглавляемые лично наследником имперского трона Фердинандом Фердинандовичем.

Несмотря на то, что противник имел заметное численное превосходство, занимая очень сильные позиции выгодные и для оборонительного, и для наступательного варианта боя, герцог Саксен-Веймарский по-прежнему настаивал на решительной атаке. Шведский главнокомандующий мыслил стратегически верно, утверждая, что, прежде всего, необходимо занять гору Альбух. Однако последующие действия Бернгарда были слишком рискованными, прямолинейными, поспешными и до конца не продуманными.

Напротив возвышенности, расположенной у селения Гирнхайм, сосредоточились основные силы шведов – 9000 пехотинцев и 4000 всадников под началом фельдмаршала Горна. Герцог Саксен-Веймарский возглавил правый фланг, приняв под своё начало три пехотных полка и 25 кавалерийских эскадронов. Артиллерия была равномерно распределена между шведскими флангами.

Сражение началось с массированного артиллерийского обстрела католических позиций. Большая часть шведских ядер перепахивала склоны Альбуха, из чего Галлас сделал правильный вывод, что основных событий нужно ожидать именно на этом участке обороны. После часа усиленной бомбардировки шведы, находившиеся на правом фланге, перешли в наступление.

Горн сформировал из своих пехотных полков две колонны, которые успешно форсировали ручей Гольдбах, после чего стали ловко взбираться на склоны возвышенности. На вершине Альбуха скандинавы смешались и единой массой атаковали испанцев. Пиренейцы не выдержали стремительного натиска и подались назад.

В этот момент случайно или преднамеренно произошёл сильный взрыв бочек с порохом, что оказались позади напирающих шведов. Многие пехотинцы Горна оказались оглушены или контужены. Пользуясь замешательством противника, испанцы дружно контратаковали, выбив неприятеля с вершины. Шведов, отброшенных к подножию Альбуха, успешно контратаковала имперская конница.

Среди скандинавов возникла неразбериха и давка. Пехотные полки Горна в полнейшем расстройстве откатились за ручей Гольдбах. Однако эта неудача нисколько не смутила герцога Саксен-Веймарского, лишь придав ему настойчивости и решимости продолжить битву. По его приказу в решительную атаку перешли части правого протестантского крыла.

Это рискованное безрассудство, помноженное на упрямство шведского командующего, обернулось для его армии катастрофой. Под прицельным огнём католических стрелков и пушек шведы и союзные им немцы вновь перешли через ручей и приблизились к вражеским позициям. Эта атака была успешно отражена испанскими и итальянскими пехотинцами.

Фельдмаршал Горн привёл в порядок свою пехоту, после чего ещё раз попытался закрепиться на ключевой высоте, но испанские и миланские терции держались стойко. Скоро на вершине и склонах Альбуха были установлены тяжёлые орудия, обрушившие ураганный картечный огонь по шведам. Бравые и неустрашимые ветераны Густава II Адольфа не выдержали этого жесточайшего свинцового шквала, массово и стихийно попятившись назад.

В это время Густав Горн ещё раз решился на генеральный приступ ключевой вражеской позиции. Пятнадцать раз шведы, шотландцы, немцы, сменяя друг друга, бросались на крутые склоны Альбуха. Они ничего не могли поделать с хладнокровной стойкостью испанских терций. Снова и снова шведы откатывались назад, оставляя за собой горы трупов. Скандинавы в ответ смыкали свои ряды и повторно шли вперед.

Отступающие в полном расстройстве пехотинцы левого шведского крыла смешались с вюртембергскими и саксонскими ополченцами, которые самовольно покинули боевые порядки правого фланга, также не выдержав дружных имперских мушкетных залпов, периодически подкрепляемых ядрами и картечью. Пикколомини выслал против перемешавшейся толпы вражеских солдат своих кирасир.

Шведская конница попыталась прикрыть свою пехоту, нещадно преследуемую и истребляемую отборной имперской тяжёлой кавалерией, но живой поток из человеческих тел помешал всадникам набрать скорость, нарушив их строй. Бурлящая река шведской и немецкой пехоты вперемежку с кавалеристами покатилась к спасительному Гирнхаймскому лесу. В это время правое крыло герцога Саксен-Веймарского также обратилось в бегство.

Если бы маркиз де Лорена и Фердинанд Фердинандович проявили больше расторопности и стратегической смекалки, бросив в погоню за отступающей в полном беспорядке протестантской армией всю наличную кавалерию, то разгром шведской армии был бы полным. Но и без финального масштабного преследования испано-имперского воинства безвозвратный урон армии герцога Саксен-Веймарского оказался катастрофическим.

По данным Ганса Дельбрюка только погибшими и умершими от ран шведские и союзные им немецкие войска потеряли 10-12 тысяч человек – почти половину армии, причём подавляющее большинство погибших составили пехотинцы[6]. Наиболее полный расклад потерь протестантов приводит Фернандо Лаинес – около 12 000 погибшими и 4000 пленными, в числе которых оказался раненый Густав Горн[7]. По данным советского историка Валентина Михайловича Алексеева шведское войско лишилось свыше 10 000 человек погибшими и 6000 пленными[8].

Современные российские историки, подробно изучавшие эпоху Тридцатилетней войны – Алексей Юрьевич Прокопьев и Ян Семёнович Семченков определяют безвозвратные потери протестантов в 8000 человек погибшими[9]. Сколько бы на самом деле ни потеряли павшими шведы и их союзники – 8, 10 или 12 тысяч человек, порядка 5000 погибших пришлись на саксонские и вюртембергские контингенты, состоявшие преимущественно из необстрелянных неопытных ополченцев.

Все уцелевшие шведские артиллерийские орудия и заряды к ним достались кузенам-Габсбургам, как и весь протестантский обоз (4000 телег и повозок с продовольствием, боеприпасами, фуражом). Три десятка штандартов прежде непобедимой армии Густава II Адольфа достались католикам в качестве трофеев. Общие потери испано-имперских сил в большинстве источников оцениваются в 2000 человек убитыми и ранеными.

Спустя два дня после битвы – 8 сентября 1634 года гарнизон Нёрдлингена капитулировал перед кузенами-Габсбургами. Спустя три недели вся территория Баварии была полностью очищена от войск Хайльброннской лиги. Всесильный первый министр Испании и фаворит короля Филиппа IV – Гаспар де Гусман-и-Пиментель, более известный как граф-герцог Оливарес, назвал Нёрдлингенскую викторию «величайшей победой испанского оружия».

Соотечественники Оливареса – испанские офицеры, участвовавшие в сражении, не разделяли бурные восторги первого министра. Один из капитанов в письме другу поделился своими впечатлениями от увиденной картины: «Ты не поверишь, насколько густо было усеяно поле боя телами погибших людей, мёртвых лошадей, оружием и знамёнами, сколь ужасно выглядело это зрелище…»[10].

[1] - «Власть над собой – высшая власть», афоризм античного римского философа Луция Аннея Сенеки.

[2] - Веджвуд С. В. Тридцатилетняя война / Пер. с англ. И. В. Лобанова. – М.: ACT: Астрель: Полиграфиздат, 2012. С. 401.

[3] - Дельбрюк Г. История военного искусства в рамках политической истории. Т. 4. Новое время. – СПб.: «Наука», 2001. С. 153.

[4] - Дюпюи Р. Э., Дюпюи Т. Н. Всемирная история войн. Т.2. 1400-1800 гг. – СПб.: ООО «Издательство Полигон», 1997. С. 486.

[5] - Вильяторо М. П. Нёрдлинген: кровавая битва, в которой испанцы перехитрили непобедимых шведов // Сетевое издание – Интернет-проект ИноСМИ.RU. 01.09.2018. URL: https://inosmi.ru/20180901/243127946.html (дата обращения 06.03.2024).

[6] - Дельбрюк Г. История военного искусства в рамках политической истории. Т. 4. Новое время. – СПб.: «Наука», 2001. С. 153.

[7] - Вильяторо М. П. Нёрдлинген: кровавая битва, в которой испанцы перехитрили непобедимых шведов // Сетевое издание – Интернет-проект ИноСМИ.RU. 01.09.2018. URL: https://inosmi.ru/20180901/243127946.html (дата обращения 06.03.2024).

[8] - Алексеев В. М. Тридцатилетняя война. – Л.: Учпедгиз, 1961. С. 120.

[9] - Прокопьев А. Ю. Тридцатилетняя война. – СПб.: Наука, 2020. С. 192;

Семченков Я. С. Тридцатилетняя война 1618-1648. – М.: Рейтар, 2008. С. 79.

[10] - Кеймен Г. Испания: дорога к империи / Пер. с англ. А. Дёмина, В. Капустиной. – М.: ACT: АСТ Москва: Хранитель, 2007. С. 533.

Полностью цикл публикаций «Очерки о Тридцатилетней войне» можно прочесть ЗДЕСЬ:

Часть 1-я. У порога первого общеевропейского конфликта

Часть 2-я. Мятежная Прага

Часть 3-я. Кризис Габсбургской монархии

Часть 4-я. Католическая лига перехватывает инициативу

Часть 5-я. Сражение при Белой горе: крах независимой Чехии

Часть 6-я. Битва за Пфальц

Часть 7-я. Перезагрузка конфликта: новые участники, повышенные ставки и обновлённая стратегия

Часть 8-я. Альбрехт фон Валленштейн: потрет без ретуши и чёрных красок

Часть 9-я. ЧВК генерала фон Валленштейна

Часть 10-я. Большое фиаско Антигабсбургской коалиции

Часть 11-я. Звёздный час генералиссимуса фон Валленштейна

Часть 12-я. Схватка продолжается или скандинавский план «Б»

Часть 13-я. Густав II Адольф и его армия

Часть 14-я. Грозный прыжок «Северного Льва»

Часть 15-я. Кампания 1631 года: взаимное ожесточение нарастает

Часть 16-я. Саксонские манёвры: «снежный король» против «старого капрала»

Часть 17-я. Битва при Брейтенфельде: долгожданный триумф протестантов

Часть 18-я. «Северный Лев» продолжает большую охоту

Часть 19-я. Незаменимый фон Валленштейн снова в строю

Часть 20-я. Поединок исполинов: шведский король против имперского главнокомандующего

Часть 21-я. Сражение при Лютцене: «Что за бойня и без всякой пользы!»

Часть 22-я. Главные герои сходят со сцены

Часть 23-я. Первая битва при Нёрдлингене: разящий удар братьев-Габсбургов

Часть 24-я. Французская шпага извлечена из ножен

Часть 25-я. Трудные поиски верной стратегии

Часть 26-я. Год 1637-й

Часть 27-я. Хроника борьбы на истощение

Часть 28-я. Германия истерзанная и опустошённая

Часть 29-я. Битва при Рокруа: крушение испанского колосса

Часть 30-я. Империя вновь под ударом

Часть 31-я. Последние битвы, последние залпы

Часть 32-я. Вестфальский мир и подведение итогов

Все изображения, использованные в данной публикации, взяты из открытых источников яндекс картинки https://yandex.ru/images/ и принадлежат их авторам. Все ссылки, выделенные синим курсивом, кликабельны.

Всем, кто полностью прочитал публикацию, большое спасибо! Отдельная благодарность всем, кто оценил материал, изложенный автором! Если Вы хотите высказать свою точку зрения, дополнить или опровергнуть представленную информацию, воспользуйтесь комментариями. Автор также выражает искреннюю признательность всем, кто своими дополнениями, комментариями, информативными сообщениями, конструктивными уточнениями, замечаниями и поправками способствует улучшению качества и исторической достоверности публикаций.

Если Вам понравилась публикация, и Вы интересуетесь данной тематикой, а также увлекаетесь всем, что связано с военной историей, то подписывайтесь на мой канал! Всем удачи, здоровья и отличного настроения!

ДЛЯ ПРОСМОТРА ПЕРЕЧНЯ ВСЕХ ПУБЛИКАЦИЙ КАНАЛА И БЫСТРОГО ПОИСКА ИНТЕРЕСУЮЩЕЙ ВАС ИНФОРМАЦИИ УДОБНЕЕ ВСЕГО ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ ПУТЕВОДИТЕЛЕМ-НАВИГАТОРОМ (ПРОСТО НАЖМИТЕ НА ЭТУ ССЫЛКУ)