Стас Михайлов впал в любовь с первого допроса

За домогательства следователя отвечают адвокаты.
Башкирские юристы, открыто заявившие о коррупции в следственных органах, вместо обещанной Александром Бастрыкиным проверки из Москвы получили обвинение в обнародовании интимной переписки между свидетельницей по уголовному делу и следователем, который это дело вел. При этом заявление фигурантки о принуждении к интимной связи за помощь в получении статуса потерпевшей оставили без внимания, а сам сотрудник СКР сначала под подписку о ложном доносе открестился от причастности к недвусмысленным сообщениям, а затем признал своё авторство, заявив, что все было по обоюдному чувству, возникшему в ходе допроса.

В конце января в прокуратуру Республики Башкортостан из регионального СУ СКР поступили материалы не совсем обычного дела. Заявителем выступил сотрудник следственного управления Станислав Михайлов, а в числе обвиняемых оказались два юриста, известные своими заявлениями о коррумпированности правоохранительных органов. Впрочем, на этот раз речь шла не о коррупции, а о нарушении неприкосновенности частной жизни следователя. Фигуранты вину не признают и считают уголовное преследование местью за пресс-конференцию, на которую обратил внимание председатель СКР. О предыстории уголовного дела, нестыковках в позиции обвинения и попытках обелить скомпрометировавшего себя правоохранителя ПАСМИ рассказал один из обвиняемых — юрист Виталий Буркин.

Об этом сообщает Устав ГРУПП

Доклад для Александра Ивановича

29 октября прошлого года председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин поручил Главному следственному управлению СКР России провести проверку в правоохранительных органах Республики Башкирия в связи с опубликованным в СМИ открытым обращением. ГСУ предписывалось изучить и тщательно проверить доводы обратившихся. “Александр Иванович Бастрыкин поручил по результатам представить доклад”, — сообщалось на официальном сайте СКР.

Под этим открытым обращением подразумевалась пресс-конференция, которую провели двумя днями ранее юрист Виталий Буркин и адвокат Александр Войцех. В ней затрагивалась тема коррупционных проявлений в работе Следственного управления СКР по Республике Башкортостан, в частности, второго отдела по расследованию особо важных дел. Юристы обратили внимание на большое количество оправдательных приговоров по делам в отношении высокопоставленных должностных лиц, которые расследовал этот отдел.

Они в курсе:

— глава УФСБ по Республике Башкирия Юрий Серышев

— прокурор Республики Башкирия Игорь Пантюшин

— руководитель СУ СКР по Республике Башкирия Денис Чернятьев

Буркин и Войцех привели множество примеров вывода вип-персон из-под ответственности, в частности, историю хищения средств в Адвокатской палате региона, о которой ранее писало ПАСМИ. Уголовное дело о мошенничестве с многомиллионным ущербом в отношении экс-главы палаты, а ныне депутата Госсобрания Башкирии от “Единой России” Булата Юмадилова было прекращено за отсутствием состава преступления в апреле прошлого года.

Другое, ещё более громкое дело о мошенничестве, сотрудники второго отдела расследовали 10 лет. Речь идёт о событиях 2007 — 2010 годов, когда группа с участием председателя Иглинского районного суда Фарита Насретдинова и чиновников администрации района путём подделки судебных актов завладела муниципальными землями и перепродала их частным лицам, причинив ущерб на сотни миллионов рублей. Председатель суда Насретдинов умер в прошлом году, а перед смертью был освобожден от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, ущерб бюджету республики возмещен не был.

Не дожил до привлечения к ответственности ещё один потенциальный фигурант дела о коррупции Мидхат Гайнетдинов — бывший вице-президент Адвокатской палаты республики, муж судьи Советского районного суда Уфы Альбины Гайнетдиновой. На него как на посредника в передаче взятки в июне 2020 года указала обвиняемая в мошенничестве адвокат Гульшат Файзерахманова. В рамках досудебного соглашения с прокурором региона она добровольно сообщила о десяти эпизодах дачи взяток должностным лицам прокуратуры и судьям при посредничестве Гайнетдинова. Гайнетдинов умер в январе 2022, и за полтора года следователи не удосужились прояснить его роль в преступлении. Ушла от ответственности и федеральный судья — супруга Гайнутдинова. Единственным результатом содействия следствию со стороны Файзерахмановой стало задержание с поличным её сына Ильнура. Он дал показания, что указанные средства он матери передавать не собирался и был приговорен к условному сроку.

Получил ли Александр Иванович затребованный доклад о ситуации в следственных органах Башкирии, сказать сложно, но, как сообщил ПАСМИ сам Виталий Буркин, о приезде проверяющих из Москвы и о результатах их работы по выявлению возможной коррупционной составляющей в волоките и бездействии следователей, до сих пор ничего не известно.

Неромантичный Стас Михайлов

Зато реакция республиканских правоохранителей на разоблачения коррупции оказалась молниеносной. 2 ноября 2021 года, спустя пять дней после пресс-конференции, её организаторы Виталий Буркин и Александр Войцех стали фигурантами уголовного дела о нарушении неприкосновенности частной жизни. Речь шла об интимной переписке старшего следователя второго отдела СУ СКР Башкортостана Станислава Михайлова. Именно он вел дело адвоката Файзерахмановой, о котором рассказано выше, а неприличные предложения в мессенджерах делал свидетельнице по этому делу Оксане Пермяковой.

Впрочем, процессуальные и непроцессуальные отношения следователя и фигурантки имеют свою предысторию. С заявлением о преступлении Оксана Пермякова обратилась к руководителю третьего отдела республиканского следственного управления СКР Евгению Бабичу ещё в январе 2021 года.

Женщина указывала, что “была подвергнута преследованиям и домогательствам” со стороны Михайлова. При этом в обмен на интимную связь следователь якобы обещал ей покровительство в получении статуса потерпевшей и возврате утраченных в результате преступления денежных средств. По словам Пермяковой, Михайлов присылал ей весьма откровенные фото и просил сделать то же самое в ответ. При этом заявительница указывает, что всю переписку следователь удалял после её прочтения, а сама она сохранила скриншоты сообщений, которые готова предоставить в качестве доказательств своих слов.

Подробности сексуального преследования Пермякова также изложила в аудиозаписях, которые рассылала своим подругам. Так в частности, она рассказала, что присланные ей интимные фото якобы сделаны в рабочем кабинете следователя, а его сексуальные пристрастия, судя по всему, не укладываются в рамки общепринятых.

Из аудиозаписи О.Пермяковой:

«Он мне типа говорит: я жене про тебя рассказал… Что ты такая хорошая, что я хочу с тобой встречаться… И она тебя тоже захотела. Я, бл… в шоке, я даже не могу сказать, в каком я шоке нахожусь…»

По данным Виталия Буркина, следователь третьего отдела Роман Ишбулатов изъял у заявительницы телефон с перепиской и аудиофайлами, но проверки по сообщенным ею фактам не проводилось и никаких процессуальных решений принято не было.

Зато по заявлению самого Станислава Михайлова на имя руководителя регионального следственного управления СКР Дениса Чернятьева было возбуждено уголовное дело о клевете.

Признаки преступления следователь Михайлов усмотрел в публикации в Telegram-канала “Футляр от курая — Куштау” сведений о том, что он вступил в интимную переписку с лицом, обладающим статусом свидетеля по уголовному делу и поставил это лицо в зависимое положение. В заявлении Станислав Михайлов называет эти сведения “заведомо ложными” и “клеветническими” и делает предположние, что целью их публикации может быть отстранение его от расследования уголовных дел.

Любовь с первого допроса

Впрочем, в июле концепция следователя Михайлова резко изменилась, и он заявил не о клевете, а о нарушении частной жизни. А в начале ноября, как уже было сказано, его заявление что стало причиной уголовного преследования Буркина и Войцеха.

При этом дело о клевете прекращено не было, хотя, как подчеркнул Виталий Буркин, это взаимоисключающие составы. “Если речь идёт о нарушении неприкосновенности частной жизни, подразумевается, что Михайлов признает своё участие в интимной переписке, но тогда получается, что заявление о клевете было ложным доносом, в отвественности за который, он кстати, расписался”, — пояснил собеседник ПАСМИ.

Новая версия происхождения неоднозначных сообщений в мессенджере указана в постановлении о привлечении Буркина в качестве обвиняемого.

Оказывается, переписываться “на различные темы, в том числе, интимного характера” Михайлов и Пермякова стали “в связи с взаимной личной симпатией”, возникшей у них после допроса. А сама Пермякова делилась скриншотами этой переписки с обвиняемой Файзерахмановой “в силу сложившихся доверительных отношений”. “При этом согласие на распространение полученной от неё информации третьим лицам Пермякова О.Л. и Михайлов С.С. не давали”, — говорится в документе.

Но последняя, желая дискредитировать следователя, ведущего её дело, якобы вступила в преступый сговор с другими фигурантами.Она передала шесть скриншотов оказывающего ей юридическую помощь адвокату Александру Войцеху с целью их публикации, а тот обратился к юристу Буркину, с которым поддерживал дружеские отношения. Последний же якобы передал критическую статью, порочащую следователя не подозревающему о преступных намерениях группы автору канала “Футляр для Курая” Эдуарду Мамашеву.

Показания под диктовку

Сам Виталий Буркин с обвинениями категорически не согласен. Он считает уголовное преследование местью за пресс-конференцию, а также усматривает в нём попытку увести от ответственности следователя Михайлова. С просьбой провести проверку по фактам возможных злоупотреблений следователей и руководителей СУ СК России по Республике Башкортостан и возбудить уголовные дела он вскоре после предъявления обвинений обращался к председателю СКР Александру Бастрыкину, но в ответ получил лишь формальную отписку.

В беседе с ПАСМИ юрист подчеркнул, что все обвинения в его адрес основаны исключительно на показаниях Мамашева. При этом, эти показания неоднократно менялись в ходе предварительного следствия, что отражено в материалах дела. Так, 23 июня 2021 он заявлял, что получил от Буркина проект статьи и скриншоты переписки, а два дня спустя — что текст публикации он подготовил самостоятельно и с Буркиным не согласовывал. А 26 июня автор канала кардинально изменил показания, сообщив что скриншоты получил от другого лица, а текст писал на основе тезисов, присланных Буркиным.

“Такое изменение показаний можно объяснить лишь тем, что в период с 25 июня по 26 июля 2021 года следователь убедился, что скриншоты Мамашеву направлял не я. Таким образом, показания Мамашева менялись в зависимости от конъюнктуры, в угоду противоправным интересам следственного органа”, — заметил юрист.

Виталий Буркин также подчеркнул, что в действиях, которые инкриминируют ему и другим фигурантам, в принципе нет состава преступления. Во-первых, согласно ст. 137 УК РФ право на непприкосновенность частной жизни не распространяется на информацию, связанную со служебной деятельностью и носящую противоправный характер. А во-вторых, распространение каких-либо сведений по закону не может повлечь уголовную ответственность, если они ранее были преданы огласке другим человеком, при том, что достоверно известно, что Пермякова передала сведения о переписке со следователем Михайловым как минимум одному лицу — своей приятельнице Файзерахмановой.

Они должны быть в курсе:

— директор ФСБ Александр Бортников

— генпрокурор Игорь Краснов

— председатель СКР Александр Бастрыкин

Свои доводы юрист изложил в жалобе на имя прокурора республики Башкортостан Игоря Пантюшина и руководителя республиканского СУ СКР Дениса Чернятьева. Она была отправлена 24 января, ответа Буркин пока не получил. Между тем, предварительное следствие по его делу завершено — 28 января 2022 материалы с обвинительным заключением были направлены в прокуратуру республики.

Источник: Охота на акул