"Они не представляли себе, что такое русский солдат". Откровения генерала пехоты Третьего Рейха

О тех метаморфозах, которые произошли в сознании Йозефа Геббельса всего за первые 11 дней войны с СССР я уже писал, и теперь перейду к словам не самого известного, но очень интересного генерала пехоты Гюнтера Блюментритта.

Вначале нужно сказать немного о том, что это был за человек. Нам он интересен тем, что, во-первых, он не был членом НСДАП. Не числится за ним и военных преступлений, что для самого Блюментритта окупилось тем, что его выпустили на свободу уже в 1948 году.

Для нас же это важно тем, что, в отличие от запятнанных, но избегнувших виселицы нацистов, Блюментритту не было нужды писать оправдательные мемуары, то преувеличивая силы советской армии, то возвращаясь на тропу «на нас шли орды пьяных большевиков».

Блюментритт был храбрым солдатом, который впоследствии стал храбрым генералом. Воевал он и в Первую мировую войну (не без наград), а во Вторую и вовсе успел повоевать почти на всех направлениях, кроме разве что Африки.

Интересный факт: начав Вторую мировую простым полковником, вторжение в СССР он начал ни много ни мало в Белоруссии, после чего воевал на приоритетном Московском направлении.

Т. е. Блюментритт с самого начала хлебнул настоящей войны. В боях под Москвой проявил храбрость непосредственно на поле боя за что был удостоен военного ордена Немецкого креста в золоте, что говорит о многом.

Итак, смотрим что говорил Гюнтер Блюментритт о действиях Красной армии в самом начале войны (на восточном фронте он провоевал до сентября 1942 года).

Здесь стоит прерваться и отметить еще один интересный факт. Немецкий крест в золоте Блюментритт получил за храбрость на поле боя под Москвой. Выше этого ордена был только Рыцарский крест.

И Блюментритт получил его (вариант с дубовыми листьями) уже в Нормандии, что в общем-то, хотя и не Сталинград, но тоже далеко не сахар.

Заслужить эту награду можно было, выполнив особо трудные задания и проявив отвагу в бою.

Иными словами, сравнивать советских солдат с поляками, англичанами и американцами, Блюментритт может с полным основанием, ибо везде воевал, что называется нос к носу и везде удостоился наивысших наград.

Теперь продолжим:

Вот так. Намного. И не по численности, которой мы якобы задавили немцев, а по боевым качествам.

Короче, даже, мягко говоря, не слишком успешные действия российской армии в Первую мировую заставляли немцев задуматься.

В заключение стоит добавить слова Блюментритта о том, что было роковым решением Вермахта во второй мировой.